ЕС не хватает единства для достижения стратегической автономии — FT

Блок все еще остается глубоко разделенным. Переговоры о коалиции после выборов в Германии будут сложными. Но, судя по заявлениям партий, следующее правительство страны будет благосклонным к ЕС. Все главные партии поддерживают блок, и СДПГ (Социал-демократическая партия Германии), которая получила наибольшее количество голосов, особенно заинтересована в сближении с ЕС. Смена власти в Германии может принести новые возможности для Европы, пишет Financial Times.

Между тем во Франции президент Эммануэль Макрон решительно заинтересован в усилении стратегического влияния ЕС - после того, как Париж назвал «ударом в спину» новый оборонный пакт Австралии, Великобритании и США.

Но нынешний всплеск дискуссий о суверенитете ЕС и стратегической автономии блока пока выглядит как недостижимая мечта. Тяжелая реальность заключается в том, что ЕС еще далек от того, чтобы с помощью общего видения воплотить эти идеи в реальность.

Это не значит, что стратегическая автономия - плохая идея или что ЕС обречен на геополитическую неудачу. Перспектива торгового соглашения с Европой или угроза санкций ЕС могут существенно влиять на поведение стран во всем мире. Но экономическая сила и моральные убеждения не всегда являются адекватной заменой военной мощи.

Что касается жесткой безопасности, 27 стран ЕС все еще в значительной степени зависят от США. Французы, вероятно, правы, утверждая, что это надо исправить. США четко дали понять, что терпение американцев по субсидированию обороны европейцев может иссякнуть.

Политическую стабильность США также нельзя считать непоколебимой. Европе необходимо двигаться вперед со стратегической автономией как защитой от возможности прихода к власти в Америке очередного Дональда Трампа, который будет активно враждебным к ЕС и либерально-демократическим ценностям. Великобритания после Brexit также стала более уязвимой.

Но основные стратегические и политические реалии остаются жесткими. Страны ЕС тратят чуть меньше 200 млрд евро в год на оборону по сравнению с более 700 миллиардами долларов, которые тратятся США ежегодно. Расходы на оборону Европы также разбиты на различные национальные бюджеты - это значит, что многие функции дублируются, а некоторых важных возможностей не хватает.

Еще более серьезным вопросом является отсутствие основного политического видения, которое бы лежало в основе реального слияния обороны. Взгляды стран ЕС часто расходятся во время большого международного кризиса.

В 2011 году Франция и Великобритания участвовали в военной интервенции в Ливии, а Германия стояла в стороне. Во время войны в Ираке в 2003 году Германия и Франция присоединились к России, выступая против вмешательства США, но Испания, Нидерланды, Дания и Италия поддержали вторжение.

Из исторических и географических причин стратегические приоритеты стран ЕС часто остаются очень разными. Опыт Второй мировой войны и холодной войны означает, что страны Центральной Европы, как правило, все еще считают, что единственная гарантия безопасности, которая в конечном счете имеет значение, поступает от Вашингтона.

Франция предлагает к рассмотрению собственные проблемы. Это единственная страна ЕС, которая имеет постоянное место в Совете Безопасности ООН и собственное ядерное оружие. Основные немецкие политические партии выступают за создание единого места ЕС в ООН. Но на прошлой неделе Франция отвергла эту возможность.

Может показаться, что Париж относится к другим странам ЕС как к «иностранному легиону», к которому следует обращаться, когда Франция нуждается в дополнительной силе для поддержки собственных международных целей. Европейские дипломаты иногда жалуются, что единственная страна ЕС, в которой Франция относится как к равной, - это Германия. Однако даже немцы, как известно, не всегда положительного относятся к некоторым идеям Макрона.

Со своей стороны, французы часто критикуют излишнюю склонность к пацифизму в стратегической культуре Германии. Несмотря на риторическое одобрение Германией создания «единой армии ЕС», мало кто в Берлине задумывался над тем, что произойдет, если страны ЕС не смогут найти общий язык, когда придется использовать эту армию. Можно было бы направить немецкие войска в бой, даже если немецкое правительство будет против?

Ульрике Франке из Европейского совета по международным отношениям утверждает, что приверженность Германии к идее совместной европейской армии в значительной степени отражает длительный дискомфорт страны с национальной военной силой и смутное ощущение того, что ЕС выступает за мир.

Структурные, финансовые и политические препятствия на пути к европейской «стратегической автономии» остаются значительными. При этом, несмотря несогласованность, немцы и французы умеют работать вместе. Внутри ЕС общая позиция между Парижем и Берлином остается мощной комбинацией.

Эпоха после канцлера Ангелы Меркель в Германии откроет новые возможности. Франция уже готовится к новым шагам на пути к стратегической автономии. Но только глубокий кризис, например, возвращение Трампа в Белый дом, может подтолкнуть Европу к действиям, резюмирует издание.

Европе нужна стратегическая самостоятельность, чтобы перезапустить отношения с США — FT

Даже телефонный разговор между Байденом и Макроном не снизил градус резко подскочившей температуры в отношениях между Вашингтоном и Парижем из-за решения Канберры разорвать контракт на поставку 12 французских подводных лодок. Ведь было задето самолюбие французов: решение о создании AUKUS и отказе от контракта без консультаций с Францией в Париже восприняли как пренебрежительное отношение к союзнику. О том, какие последствия будет иметь этот громкий скандал — читайте в статье Владимира Кравченко «Расколет ли НАТО конфликт между Францией и США?».


Другие новости на "Зеркало недели (газета)"

Фото сюжета