The Economist объясняет, почему официальная статистика COVID-19 не отображает реальность

Оценить весь ущерб от пандемии COVID-19 - это как пытаться посчитать песчинки на пляже. По официальным данным, почти 4,7 миллиона человек в мире умерли от коронавируса. Однако реальная цифра гораздо выше. По данным модели The Economist, настоящее количество умерших от коронавируса колеблется от 9,6 до 18,1 миллиона человек.

Реальный расчет последствий пандемии имеет значение. Это влияет на реакцию правительств и систем здравоохранения, а также на распределение финансовой помощи и вакцин. Почему же официальная статистика часто ошибочна?

Официальная фиксация случая SARS-CoV-2 почти всегда предусматривает проведение теста на COVID-19. Но возможности стран выявлять и сообщать о случаях болезни часто ограничены. По оценкам The Economist, в сентябре прошлого года, вероятно, только один человек из 20 инфицированных людей в мире входил в официальную статистику. Тогда это означало около 600 млн случаев болезни.

Больше всего проблем в бедных странах, поэтому сравнения с богатыми государствами фактически лишены смысла. Для примера можно взглянуть на Демократическую Республику Конго. Согласно ее официальной статистике, в стране с 92 миллионами людей было только 56 тысяч случаев и тысяча смертей от коронавируса. Но другие данные указывают на то, что это ошибочная статистика. Например, около 5% депутатов в Конго умерли от COVID-19. Это в 4 500 раз превышает официальный показатель среди населения страны.

Тестирование - не единственная помеха. Некоторые люди, у которых положительный результат теста на COVID-19, умерли от других причин, и поэтому не были официально признаны жертвами пандемии. Тем не менее, такие случаи, вероятно, редкие: исследования показывают, что люди, которые умирают от COVID-19, в среднем пережили бы еще одно десятилетие, если бы не инфицирование болезнью.

Не нужно инфицироваться COVID-19, чтобы стать жертвой пандемии. Другие смертельные случаи, которых можно было бы избежать, произошли именно из-за пандемии, например, из-за чрезмерно загруженных больниц или более опрометчивой езды по пустым дорогам в период локдаунов.

И наоборот, пандемия, возможно, также спасла некоторые жизни, поскольку люди, которые придерживались карантинных мер, могли избежать гриппа и других болезней. Даже если бы все люди, которые умерли непосредственно от COVID-19 были точно подсчитаны, это не будет означать настоящего количества жертв пандемии.

Однако есть достаточно действенный способ оценить количество погибших от пандемии. «Чрезмерная смертность» - это разрыв между фактическим количеством смертей на конкретный момент и уровнем смертности, который можно было бы ожидать при обычных обстоятельствах.

Эта модель опирается на предположение, что любые неожиданные случаи смерти были вызваны пандемией, и поскольку количество смертей, как правило, почти не меняется из года в год, это кажется разумным сравнением.

В богатых странах, где широко проводятся тесты на COVID-19, количество смертей, связанных с этой болезнью, обычно приближается к количеству избыточных смертей. Это говорит о том, что разница в тестировании, скорее всего, является крупнейшим источником ошибочных данных.

Аналитики пытаются оценить реальное количество жертв пандемии во всем мире, используя модель машинного обучения, чтобы заполнить пробелы. Модель не является совершенной: оценка чрезмерной смертности для каждой страны с начала 2020 года - сложная задача. Но это более точный показатель, чем официальные подсчеты.

Распределение помощи согласно официальным показателям было бы серьезной ошибкой, например, потому, что страны, которые не имеют возможности оценить весь ущерб от пандемии, не получили бы достаточной поддержки. Оценка чрезмерной смертности делает возможным сравнение между странами с различными возможностями тестирования и отчетности, резюмирует издание.

В Украине будут отслеживать контакты больных коронавирусом

Пандемия COVID-19 несет разрушительное воздействие на борьбу с другими смертельными инфекционными заболеваниями, согласно отчету, который сравнивает данные за 2019 и 2020 годы по борьбе против ВИЧ, туберкулеза и малярии в более чем 100 странах.

По мере того, как страны оказались в условиях карантина, и большинство ресурсов были перенаправлены на борьбу с пандемией, на тестирование и лечение COVID-пациентов, усилия в борьбе с другими болезнями резко упали.


Другие новости на "Зеркало недели (газета)"

Фото сюжета