Новый курс Си Цзиньпина опасен для Китая — The Economist

Китайский президент Си Цзиньпин ведет кампанию с целью очистки Китая от «капиталистического перегрева». Лидер Пекина рассматривает рост долга как ядовитый плод финансовых спекуляций, а миллиардеров - как насмешку над коммунистической идеологией. По его мнению, предприятия должны прислушиваться к государственным указаниям. Партия должна пронизывать каждую сферу национальной жизни. То, сможет ли Си Цзиньпин навязать свою новую реальность, повлияет на будущее Китая, а также на идеологическую борьбу между демократией и диктатурой, пишет The Economist.

Его кампания мощная по своим масштабам и амбициям. Он активизировал ее в 2020 году, когда чиновники заблокировали публичное размещение акций филиала технологического гиганта Alibaba - Ant Group. Кампания «очистки» под руководством Си Цзиньпина продолжается. Торговля на криптовалютных биржах была запрещена. Видеоигры вредны для детей, поэтому их решили ограничивать. Китаю нужны большие семьи, поэтому политика контроля рождаемости меняется. Знаменитости должны быть патриотическими. Подтверждением всего является «идеология Си Цзиньпина», которую должны изучать в школе.

Будучи президентом, Си Цзиньпин «лишился» соперников. Он руководит страной и не потерпит инакомыслия. Его очередная кампания покажет, является ли он идеологом, который стремится захватить власть для себя, даже если рост страны замедляется и люди страдают, или же готов смягчить догму прагматизмом. Его видение, в котором партийный контроль обеспечивает согласованность бизнеса с государством, а граждане добросовестно служат нации, определит судьбу 1,4 миллиарда человек.

Конечно, Си Цзиньпин решает и некоторые реальные проблемы - действительно, многие из них имеют параллели на Западе. Одна из проблем - неравенство. Лозунг Пекина - «общее процветание» отражает то, насколько коммунистический Китай страдает от социального неравенства, как и некоторые капиталистические страны.

Еще одна обеспокоенность - это влияние технологических гигантов, которых обвиняют в недобросовестной конкуренции и неограниченном доступе к персональным данным (только государство должно иметь такие привилегии). В-третьих, это стратегическая уязвимость, в частности угроза того, что враги страны будут препятствовать доступу к товарам и жизненно важным технологиям.

Однако кампания Си Цзиньпина представляет угрозу для экономики Китая. Сейчас в стране развивается кризис на рынке недвижимости. Застройщики привлекают 2,8 триллиона долларов займа. Развитие недвижимости и ее отрасли лежат в основе около 30% ВВП Китая. Местные органы самоуправления, особенно за пределами крупных городов, зависят от продажи земли и развития для получения дохода. Репрессии также делают ведение бизнеса более сложным и менее выгодным. Партия создавала нормативно-правовую базу, но Си Цзиньпин навязывает большие изменения так быстро, что регулирование стало казаться слишком авторитарным.

Поскольку заметный успех опасен, частные компании будут более осторожными. Государственные фирмы и стратегические отрасли могут принести пользу, но это не касается предпринимателей, которые были настоящим источником динамизма Китая.

Все это чревато проколом экономики. Китайская экономика уже столкнулась с проблемами от снижения доходов от инвестиций в инфраструктуру и сокращение рабочей силы.

В политике существует опасность того, что кампания Си Цзиньпина перерастет в культ личности. Чтобы осуществить изменения, он захватил больше власти, чем любой другой китайский лидер со времен Мао Цзэдуна. Готовясь к очередному съезду Коммунистической партии в следующем году и претендуя на третий пятилетний президентский срок, он использует свою идеологическую кампанию, чтобы организовать огромное «течение кадров», как основу для идеологических расправ и как причину, почему он должен остаться лидером страны. Все это несет в себе опасность.

Во-первых, бюрократия подводит китайского президента. Си Цзиньпин хочет, чтобы Китай реагировал на рыночные сигналы, но с «чистками» китайские чиновники нервничают. Одной из причин недавнего отключения электроэнергии в примерно 20 провинциях Китая стала паника чиновников, которые вдруг поняли, что они, скорее всего, не достигнут своих целей по сокращению выбросов углерода. Неудача опасна для чиновника, который активно проявляет инициативу, однако так же опасен и успех.

Другая угроза исходит от идеологической расправы. «Советы нравственного надзора» популяризируют ортодоксальное поведение. Хотя пока нет перспективы чего-то столь мощного, как Культурная революция, китайцы становятся все менее свободными в своих мыслях и высказываниях.

В долгосрочной перспективе, если Си Цзиньпин будет держаться за власть, преемственность может оказаться крайне нестабильной. В краткосрочной перспективе, если его попытка навязать новую реальность пойдет не по плану, он столкнется с судьбоносным выбором: агрессивно бороться или отступить. Репрессии выглядят более вероятными, чем компромисс.

Западные правительства также ведут борьбу с расширением влияния технологических компаний и неравенством. В Америке существует угроза дефолта по национальному долгу. Некоторые демократические политические лидеры могут позавидовать властным возможностям Си Цзиньпина. Но думать, что его жесткая политика является правильным методом борьбы с проблемами государства - большая ошибка, резюмирует издание.

Наибольшей угрозой для Запада является не Китай — FT

Дети в Китае, которым исполнилось 10 лет, вскоре будут обязаны изучать «идеологию» лидера страны Си Цзиньпина. До достижения подросткового возраста от учеников ожидают, что они будут знать историю жизни китайского лидера и будут понимать, что «Си Цзиньпин всегда заботился о стране». Financial Times рассказывает, почему «культ личности» Си Цзиньпина опасен для Китая.


Другие новости на "Зеркало недели (газета)"

Фото сюжета