Ощущение неизбежности.

Нынешнее насилие режима Лукашенко отнюдь не ново.