Не успела, прости...

В семье еще раз заговорили о моей судьбе. А учитель-наставник остался в моей памяти немного старше, чем я сейчас.