Павел Коростылев: «В Украине один тир, который был, сгорел, и больше ничего нет»

У нас только сбор был две недели в Польше. Мама была беременна мной - я уже был там, на стрельбище.