обновлено
24.01.2018
00:32
Политтехнолог Януковича и другие.

В случае кампании Дональда Трампа события редко развиваются как положено, но тут исключение. Ukrainianwall >>  11:42

Одна из журналисток New York Observer в этом году разразилась на страницах газеты открытым письмом в адрес своего издателя, в котором возмущенно вопрошала, как Кушнер может поддерживать человека, сплотившего вокруг себя расистов и антисемитов; Кушнер в ответном письме сообщил, что верит в тестя и что раздавать ярлыки вроде расист и фашист тоже не слишком толерантно.

Поддержка Кушнера и его жены важна для Трампа еще и потому, что они из социального круга, который республиканского кандидата вообще-то безапелляционно отвергает; их роль заключается в том, чтобы показать, что образованные и успешные тоже бывают за Трампа; и неслучайно, что недавний профайл супругов в либеральном журнале The New Yorker весь выдержан в несколько недоуменном тоне: мол, да, кровь такое дело, от нее сложно отречься, но вообще-то зря они так.

Если дочь и зять зачастую становятся конфидентами Трампа при принятии ключевых решений в кампании, то непосредственной полевой работой занимаются другие люди, не менее, впрочем, колоритные. Еще до того, как началась борьба за республиканскую номинацию, основным политическим советником бизнесмена, вознамерившегося стать президентом, был Роджер Стоун легендарный человек из партийных кулуаров, работавший еще в команде Никсона, которая зарекомендовала себя тем, что последовательно компрометировала и саботировала конкурентов. Стоун один из тех, кто ввел в обиход непотребный термин крысо- (ratfucking), описывающий тактику грязной политической борьбы; именно к нему отсылал в этом году Тед Круз, отреагировавший на выпады Трампа в адрес его жены изящным риторическим пассажем: Дональд Трамп может быть крысой, но я не имею никакого желания с ним совокупляться.

Именно Стоун, судя по всему, подсказал Трампу исходную стратегию: быть собой, наплевать на политкорректность и акцентироваться на болевых точках молчаливого большинства. Однако для того, чтобы быть официальным лицом кампании, старый интриган все-таки вел себя слишком вызывающе уже в 2016 году его демонстративно отстранили от эфиров CNN за твиты, в которых он, в частности, называл одного из ведущих канала тупым негром. Стоун остался важным для Трампа собеседником и потенциальным исполнителем (уже этой весной он сформировал группу активистов, которая, в случае чего, должна была предотвратить попытку перехватить у Трампа номинацию на съезде), но руководителем штаба кандидат прошлой осенью назначил Кори Левандовски.

Кори Левандовски. Фото: Getty Images

Левандовски, впрочем, тоже был неочевидным выбором если его карьера и намекала на участие в президентской гонке, то когда-то в далеком будущем. Католик, выросший и отучившийся в Массачусетсе, Левандовски имел в профессиональном анамнезе две неудачные попытки избраться хоть куда-нибудь самостоятельно, а также сотрудничество с сенатором от штата Нью-Гэмпшир, которому покорилось сомнительное достижение, в 2002 году он стал первым действующим членом Сената за 10 лет, не сумевшим переизбраться на свой пост. В той кампании Левандовски, в частности, использовал методы, знакомые по работе штаба Трампа, например, намекал, что соперник его клиента, человек ливанских корней, связан с движением ХАМАС. После нескольких политических провалов Левандовски одновременно работал на консервативную лоббистскую группу, основанную олигархическими братьями Кох, и периодически служил в морской полиции; с Трампом он познакомился в 2014 году, и уже через год тот позвал Левандовски заниматься своей кампанией.

Загорелый атлетичный человек с аккуратным бобриком и тяжелым взглядом, Левандовски был больше похож на охранника, чем на стратега, и вел себя в общем соответствующе. Сыграл ли он какую-либо роль в успехах Трампа на праймериз, до сих пор толком неясно, по-настоящему Левандовски заинтересовались, когда в марте он грубо схватил за руку журналистку издания Breitbart, чтобы помешать ей задать вопрос кандидату. Физических посягательств на свободу слова в Америке не любят журналистка заявила в полицию, Левандовски светило вполне реальное уголовное дело (обвинения, впрочем, решили не выдвигать), а Трампу в очередной раз досталось за то, что он заступился за своего менеджера. Еще через неделю Левандовски на очередном митинге схватил за воротник одного из протестующих; а уже через две недели к команде Трампа присоединился Пол Манафорт, обладающий несравненно большим политическим опытом, и постепенно подмял кампанию под себя. Окончательно с Трампом Левандовски расстался в июне и был немедленно нанят CNN в качестве эксперта, несмотря на то что Трамп подписал с ним договор о неразглашении и продолжает выплачивать бывшему сотруднику увольнительную.

Манафорт, впервые поучаствовавший в президентской кампании в 1976 году и работавший у Рейгана, Буша-старшего и Боба Доула, должен был по идее превратить кампанию Трампа в нечто более презентабельное или, во всяком случае, вписывающееся в общие правила политической борьбы. Как теперь уже понятно, у него не получилось о том, что Трамп вот-вот начнет вести себя как приличный кандидат, писали чуть ли не каждую неделю, но республиканский номинант продолжал нарушать приличия: то заявлял, что судья мексиканских корней не может вынести беспристрастный вердикт по делу Trump University, то делал некрасивые намеки в адрес мусульманской семьи Хан, потерявшей сына в Ираке и выступившей по этому поводу на съезде демократов. Вдобавок к этому у Манафорта и самого начались проблемы; в общем, его отставка выглядела во многом логичной. С той только поправкой, что за три месяца до выборов начальников штаба никто не увольняет.

Новое руководство штаба Трампа, как водится, ставит в тупик. С одной стороны, менеджером кампании стала Келлиэнн Конвэй заслуженная стратег и исследовательница общественного мнения, работавшая на нескольких партийных тяжеловесов и за всю свою карьеру почти не попадавшая в скандалы. Кроме прочего, это первый случай, когда руководителем кампании республиканского кандидата в президенты становится женщина историческое в общем событие, которого вряд ли кто-то мог ждать от Дональда Трампа. С другой стороны, директором кампании стал Стивен Бэннон руководитель вышеупомянутого Breitbart, автор нескольких документальных фильмов и продюсер, которого издание Bloomberg зимой ничтоже сумняшеся назвало самым опасным политическим деятелем в Америке.

Бывший сотрудник Goldman Sachs и малозаметный голливудский продюсер, Бэннон построил на основе Breitbart и возглавляемого им НКО под названием Институт подотчетности правительства систему, которая обеспечивает атаки на оппонентов сразу с двух флангов: методами политического таблоида и методами расследовательской журналистики. Именно под крылом Бэннона была создана нашумевшая книга Питера Швайцера Clinton Cash, подробно и убедительно показавшая, как именно деньги, которые Хиллари и Билл получают за свои публичные выступления, могут влиять на их политические решения. Козырь книги кропотливая аналитическая работа, которая позволила одной из раскопанных Швайцером историй (про связи между Биллом Клинтоном, канадским угольным магнатом Фрэнком Джустрой и президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым) очутиться на первой полосе New York Times. Идея Бэннона заключается именно в том, что консерваторам нужно бороться с противниками, вооружившись фактами, а не мнениями.Под управлением Бэннона, который давно и упорно борется с американским политическим истеблишментом (включая не только Клинтонов, но и Бушей), сайт Breitbart стал едва ли не единственным заметным изданием, четко поддержавшим Дональда Трампа, даже в ситуации с конфликтом своей журналистки с Левандовски Бэннон занял сторону кандидатского штаба. Их оформленный союз с республиканским номинантом означает, вероятно, окончательный отказ Дональда Трампа от попыток притворяться не собой: Бэннон это про то, чтобы громко, лихо и скандально. Но еще, конечно, и про то, чтобы отвечать оппонентам их же предположительно неангажированными методами. Манафорт слишком тесно сотрудничал с Януковичем? Ну а фирма, основанная начальником кампании Клинтон Джоном Подестой, зарабатывала деньги на отстаивании американских интересов российского Сбербанка.

Команда Клинтон

Шестидесятишестилетний любитель бега и готовки, Подеста давно следует тенью за главными людьми в Демократической партии вообще и четой Клинтон в частности, отвечая за то, чтобы минимизировать последствия от разнообразных скандалов. Впервые он попал в Белый дом в начале 90-х, к тому времени полтора десятка лет проработав на Капитолийском холме; сначала служил у Билла Клинтона просто советником, потом заместителем руководителя администрации. Именно Подеста разбирался с репутационными последствиями так называемого трэвелгейта неприятного инцидента, когда в 1993 году по указке Хиллари Клинтон были незаконно уволены семь сотрудников отдела, занимавшегося организацией поездок президента. Несколько лет спустя, когда перед Клинтоном маячила угроза импичмента, Подеста объявил в Белом доме заговор молчания, запретив своим сотрудникам даже упоминать имя Моники Левински. Пригодился Подеста и следующему президенту-демократу Барак Обама также привлекал его в качестве советника. В общем, если нужно живое доказательство преемственности власти в Демократической партии, им является именно этот улыбчивый человек в очках.

Среди прочих интеллектуальных интересов у Подесты есть один, который наверняка бы вызвал массу увлекательных комментариев, случись ему работать на Дональда Трампа. Подеста верит в существование НЛО и считает, что правительству США пора перестать скрывать правду об инопланетянах и предоставить все связанные с ними документы в публичный доступ; по его словам, он уже убедил Хиллари Клинтон в необходимости принять соответствующие меры, случись ей победить в президентской гонке. Это, впрочем, скорее курьез, а вот деятельность Подесты за пределами работы на правительство могла бы вызвать куда более серьезные вопросы. Основанная им вместе с братом Энтони в 1988 году The Podesta Group специализируется на политическом пиаре и лоббизме; в разное время компания представляла интересы корпораций вроде BP (привет борцам с глобальным потеплением), Wal-Mart (привет борцам за повышение минимальной зарплаты и за права низкоквалифицированных рабочих), Bank of America (привет борцам с безнаказанностью финансовых дельцов с Уолл-стрит) и так далее, и тому подобное. Больше того: как выяснилось в результате анализа панамского архива, сотрудничает The Podesta Group и с зарубежными организациями например, представляет в Вашингтоне интересы российского Сбербанка и двора Салмана, короля Саудовской Аравии, страны не то чтобы известной своими успехами по части свободы, равенства и гражданских прав.

Хума Абедин и Хиллари Клинтон. Фото: Getty Images

В связях с саудитами, и в особенности с саудитами, желающими навредить Америке, правые медиа много обвиняли и другую ближайшую советницу Хиллари, Хуму Абедин, заместительницу Подесты, которая познакомилась с Клинтон, когда студенткой стажировалась в Белом доме, и с тех пор с ней уже не расставалась. Широкой публике Абедин прежде всего известна как жена Энтони Винера бедового демократа из штата Нью-Йорк, в котором когда-то видели будущего лидера партии, но который пустил под откос свою карьеру, когда его дважды уличили в отправке своих фотографий в голом виде незнакомым женщинам в интернете (об этом замечательно рассказывает недавний документальный фильм Винер, где Абедин играет почти что главную роль). Любителям конспирологических теорий интересно другое связи семьи Абедин с правительством Саудовской Аравии и, в частности, с людьми, в свою очередь якобы связанными с Аль-Каидой; а также тот факт, что в начале 2010-х она, возможно, одновременно получала зарплату как сотрудник госаппарата и работала на частную компанию.

Этот список можно продолжать долго. Заведующим по стратегии у Клинтон работает еще один заслуженный консультант, Джоэл Бененсон, которого, по слухам, как-то раз хотели тоже привлечь к работе на Януковича, но в итоге решили не привлекать. Одну из самых успешных лоббисток, выжимающих из спонсоров деньги на кампанию Клинтон, зовут Хизер Подеста; она бывшая жена брата Джона Подесты. Другого успешного лоббиста зовут Ричард Салливан, до недавнего времени он работал на компанию, представлявшую интересы инвестиционного фонда Russian Direct Investment, основанного Владимиром Путиным в бытность его премьер-министром.

Ну и так далее: копни любого найдешь если не африканского диктатора, то конфликт интересов или связи с кем-нибудь сомнительным. Это в общем-то в порядке вещей тесные связи между аналитическими центрами, призванными действовать независимо от политических и экономических интересов, лоббистами, корпорациями и политиками уже давно осознаются как одна из серьезных проблем того самого собирательного Вашингтона. В порядке вещей уже и очевидный перекос в том, кого и как часто хватают за руку ведущие американские медиа: про Подесту подробно (и комплиментарно) высказывался разве что журнал Time, в то время как в работе Манафорта на Украине разбирались в последний месяц десятки сайтов, газет и телеканалов. Дональда Трампа не раз критиковали за то, что благодаря своим возмутительным заявлениям он урвал себе больше эфирного времени, чем конкуренты. Обратная сторона такого положения дел тот факт, что американцы знают про людей, трудящихся на республиканского кандидата, гораздо больше, чем про тех, кто работает на демократов.

В свете последних новостей социологии это кажется особенно нелогичным. По данным свежих опросов, отрыв Хиллари Клинтон от Дональда Трампа, который возник после демократического съезда (после съездов цифры кандидатов всегда растут), толком не сокращается, более того, республиканец проигрывает почти все неопределившиеся штаты, которые обычно решают исход голосования. В конечном счете Пол Манафорт еще легко отделался. Если Трамп и правда проиграет, политтехнолог всегда сможет сказать, что это случилось потому, что к нему не прислушались.

Август у Пола Манафорта не задался. Накал, которого сейчас достигла самая дикая президентская кампания за всю современную историю США, хорошо виден хотя бы по тому, что в последние недели главным объектом внимания американских СМИ стал вовсе не сам Дональд Трамп республиканский кандидат, в отношении которого мейнстримные медиа уже достигли полного консенсуса в том смысле, что большей угрозы конституционному порядку они на своем веку не видали, а его помощник. Пол Манафорт, с весны этого года работавший руководителем кампании Трампа, и правда человек не без свойств. На одном этапе своей биографии 67-летний политический консультант и стратег имел честь лоббировать в Америке интересы лидера ангольских повстанцев Жонаша Савимби: по рекомендации Манафорта Савимби для США позиционировал себя и свое движение как антикоммунистическое и в результате продолжал получать финансирование, даже когда никаких советских интересов в Анголе уже не осталось. В другой раз специалист получал сотни тысяч долларов от пакистанцев как впоследствии выяснилось, местная разведка якобы использовала его, чтобы повлиять на политику Америки по отношению к региону Кашмир.

Основное внимание журналистов, впрочем, привлекли не эти эпизоды политической биографии Манафорта, а его недавнее сотрудничество с куда более страшным режимом администрацией Виктора Януковича на Украине. Ринат Ахметов и другие донецкие предприниматели привлекли американского эксперта, чтобы восстановить политическую репутацию Януковича, разрушенную после первого Майдана, и Манафорт показал себя большим профессионалом, сначала вернув на доминирующие позиции Партию регионов, а потом и приведя Януковича в президентское кресло. Как известно, режим Януковича считался пророссийским, и, учитывая недавние новости про то, что Дональд Трамп на самом деле агент Владимира Путина, к деятельности Манафорта стало возникать особенно много вопросов: не мог же он, в самом деле, так эффективно действовать в постсоветской стране, не имея связей с Кремлем.

Консультанту припомнили многое. Всплыли совместные дела с Олегом Дерипаской алюминиевый олигарх сначала поучаствовал в проекте Манафорта по реконструкции отеля в Нью-Йорке, а потом вложил почти 20 млн долларов в основанный политтехнологом инвестиционный фонд; через несколько лет, когда фонд толком не проявил никакой активности, потребовал деньги обратно и теперь с Манафортом судится. Выяснилось, что Манафорт помогал старым друзьям и после Евромайдана, хоть и утверждал, что не посещал Украину с октября 2014-го, именно он придумал переименовать скомпрометированную Партию регионов в Оппозиционный блок. Нашлись и записи в межигорских блокнотах Януковича о выплатах Манафорту: за пять лет американцу причиталось 12 млн долларов наличными. Наконец, 17 августа расследование Associated Press объявило, что Манафорт тайно передавал деньги американским лоббистским компаниям за то, чтобы они смягчили реакцию США на посадку Юлии Тимошенко.

В случае кампании Дональда Трампа события редко развиваются как положено, но тут исключение. Через два дня после публикации AP Манафорт ушел в отставку с должности председателя кампании республиканского кандидата. Тем временем его фирма стала объектом интереса со стороны правоохранителей: продвигать интересы зарубежных правительств, не сообщая об этом в Министерство юстиции, в Америке незаконно, и ФБР объявило о том, что проведет расследование в отношении и Манафорта, и лоббистских фирм, которым он платил.Одна из этих фирм называется The Podesta Group. Ее основатель Джон Подеста, глава президентского штаба Хиллари Клинтон. Этот факт в максимально наглядной форме показывает, насколько тесно переплетены интересы и лояльности вашингтонских политработников.

Команда Трампа

Консультанты, советники, лоббисты, стратеги, пресс-секретари, эксперты все эти люди, снабжающие действующих лиц государственного процесса информацией, идеологией и нарративами, в сущности, и являют собой политическое тело Америки; Вашингтон как собирательное. Для любого, кто действует на этой территории, президентская кампания это кульминация игры, апофеоз карьеры, а участие в ней достижение, выше которого может быть разве что работа непосредственно в Белом доме. Штабы номинантов состоят, как правило, из заслуженных ветеранов политической борьбы или выдающихся вундеркиндов, которые знают своих кандидатов лучше, чем они сами, и умеют предвосхищать, предотвращать и укрощать. Впрочем, Дональд Трамп, как это ему обычно и свойственно, выдающееся исключение из этого правила. Меньше сотни людей получают зарплату за то, что пытаются сделать его президентом; в штабе Клинтон при этом больше семи сотен сотрудников, почти в десять раз больше. За последние десять месяцев Трамп дважды менял главу своей кампании, параллельно ротируя людей на других существенных должностях; для сравнения: это примерно как если бы сборная на чемпионате мира по футболу сменила главного тренера сначала перед серией плей-офф, а потом перед финалом.

Чуть ли не единственный человек среди помощников Трампа, которая стабильно сохраняет свою работу, тихая пресс-атташе кандидата Хоуп Хикс; двадцатисемилетняя девушка, пришедшая в структуру корпорации Трампа работать над продвижением линии одежды его дочери Иванки и вскоре обнаружившая себя в роли человека, который придумывает, как будущий кандидат в президенты США должен отреагировать на претензии со стороны папы римского (номинант заявил, что если ИГИЛ нападет на Ватикан, Франциск I сам будет мечтать о президенте Трампе). Тот факт, что окружающие потрясения никак не касаются Хикс, скорее всего, свидетельствует не только о ее профессионализме, но и о влиянии на Дональда Трампа его дочери и зятя, девелопера и издателя Джереда Кушнера. Отказываясь от наработанных в Вашингтоне политических приемов, республиканский кандидат, подобно мафиозным боссам или Борису Николаевичу Ельцину, в первую очередь полагается на семью.

Джеред Кушнер с Иванкой и Дональдом Трампом. Фото: Getty Images

Иванка это, если угодно, Трамп с человеческим лицом; самое убедительное, что республиканский номинант может предъявить в ответ на претензии в полном пренебрежении прогрессивной повесткой. Бывшая модель и нынешняя вице-президент корпорации Трампа, самостоятельно состоявшаяся в качестве бизнесвумен (магазины бренда Ivanka Trump можно найти в торговых центрах по всей стране), дочь Трампа позиционирует себя как живое опровержение того, что ее отец пренебрежительно относится к женщинам разве у сексиста могла бы вырасти такая умница? (Справедливости ради, Трамп неоднократно был замечен в довольно специфическом восторге относительно безупречного, по его мнению, тела дочери.) Детство Иванки было омрачено первым разводом отца, который таблоиды освещали без всякого почтения к частной жизни Трампа и его детей; с тех пор, как говорит сама Иванка, она всегда предельно собранна на людях и никогда не дает застать себя врасплох. В контексте кампании Трампа, главный герой которой отличается демонстративным словесным недержанием, это важное умение. Речь Иванки Трамп на республиканском национальном съезде впечатлила даже радикальных противников его отца Иванка блестяще позиционировала себя как одну из миллионов работающих матерей Америки и агитировала за обязательный декрет за счет работодателя и пособия по уходу за ребенком, перехватив эти темы у либералов. Принято считать, что именно Иванка способствовала ряду важных кадровых перестановок в кампании Трампа, а ее муж Джеред Кушнер и вовсе некоторое время фактически руководил штабом.

Выходец из правоверной еврейской семьи, сумевший возродить и приумножить семейный девелоперский бизнес, Кушнер считается автором ряда важных речей Трампа (например, его выступления на конгрессе AIPAC, в котором Трамп безоговорочно поддержал Израиль примерно во всех его действиях) и в особенности экономической части его программы. Кроме того, Кушнер владеет газетой New York Observer, своего рода таблоидом для нью-йоркской элиты, который обеспечивает ему дополнительное влияние в кругах элиты Восточного побережья; в частности, именно на почве общего интереса к медиа Кушнер подружился с Рупертом Мердоком в результате его газета стала намного консервативнее, а Мердок более-менее смирился с идеей, что Трамп может стать президентом.

Капитал

ФОТО:

Ukrainianwall: Политтехнолог Януковича и другие. Кто делает Трампа и Клинтон

Другие новости темы:


Еще ссылки (1) про «Политтехнолог Януковича и другие.»

Калейдоскоп событий