обновлено
18.12.2017
11:01

Метки сюжета

Два года назад российская «троянская матрешка» начала агрессию Кремля на Донбассе

Реально ли было в конце концов защитить здание СБУ силами личного состава и целесообразно ли было использовать оружие? Национальный антикоррупционный портал АНТИКОР >>  09.04.2016 13:26

«РОССИЙСКИЕ СПЕЦСЛУЖБЫ РАБОТАЛИ В УКРАИНЕ ЗАДОЛГО ДО СОБЫТИЙ АПРЕЛЯ 2014 ГОДА»

– Сейчас существует две версий относительно событий 6 апреля 2014 года в Луганске – это позиция МВД и позиция СБУ. Реально ли было защитить здание СБУ имеющимися тогда силами?

Александр ПЕТРУЛЕВИЧ: – Из 650 людей личного состава СБУ Луганской области у нас было 580 в наличии. Но и из 580-ти были оперативные подразделения, а все остальные – это подразделения обеспечения. К последним относятся и сторожи, и уборщицы, и медики... То есть это не боевые группы. В оценке ситуации того времени существует проблема компетентности журналистов и экспертов. Те события необходимо, во-первых, рассматривать с позиции причинно-следственных связей. Во-вторых, нужно осознавать, что у СБУ был свой комплекс заданий, а у МВД – свой. Отсюда – сферы прав и обязанностей. Тогдашние представители МВД пытаются ответственность за сдачу здания СБУ спихнуть на меня. Есть Закон об СБУ и Закон о милиции, а также статьи Уголовного кодекса. У СБУ нет функций ликвидации массовых беспорядков и недопущения захвата административных зданий. За это отвечало МВД.

Олег ЖИВОТОВ: – Первый посыл был еще 9 марта, когда произошел первый захват ОГА. Обратите внимание на одну деталь – перед ОГА тогда было много милиции, и «Беркут», и подразделения ВВ. На видео зафиксировано, как полковник разговаривает по телефону, потом дает команду – и милиция раздвигается. После этого толпа заходит в здание ОГА.

А.П.: – Напомню, что блокирования СБУ происходили каждую субботу и воскресенье. Конечно, мы просили помощи у милиции относительно обеспечения безопасности. Для этого существует операция «Хвиля» по недопущению массовых беспорядков и «Фортеця» по защите административных зданий.

В.Т.: – Представители МВД говорят, что от СБУ не было заявки на охрану объекта здания СБУ.

А.П.: – Пусть покажут хоть один закон, который для этого требует такой заявки.

О.Ж.: – Согласно всем действующим внутриведомственным актам СБУ, в случае любой угрозы возле здания СБУ, наша дежурная часть информирует УМВД области. Мы их проинформировали, и они нам дали 70 бойцов внутренних войск. Мы дополнительно просигнализировали, что нам этого недостаточно, ведь численность митингующих увеличивается. Я звоню лично прокурору Стосю Сергею Петровичу, чтобы тот повлиял на главу УМВД, который не хочет реагировать на нашу просьбу. О возможности массовых беспорядков Гуславский знал предварительно. Наши офицеры в СБУ не обучены защите от массовых беспорядков. У нас для этого даже не было спецсредств.

В.Т.: – Кстати, относительно оружия. В СБУ был склад оружия. Что же с ним случилось?

А.П.: – Оружие туда никто не свозил. Там оружие находилось еще с советских времен. Но нужно понимать, кто является субъектом применения спецсредств. Это прописано в законе «О милиции» и субъектом применения спецсредств СБУ не является. Мы не имели права применять даже резиновые дубинки или «черемуху». Контрразведчик, который бегает и стреляет из пистолета, – это все для художественной литературы.

В.Т.: – До побега Януковича в Хмельницком была ситуация попытки захвата здания СБУ. Тогда были выстрелы в сторону толпы, и одна женщина даже пострадала...

О.Ж: – Как установило следствие, сотрудники СБУ тогда не стреляли в толпу. Они стреляли мимо. И потому неизвестно, кто именно стрелял в толпу. Но давайте вспомним штурм Львовского СБУ, когда здание сожгли. В Ивано-Франковске захватили склад оружия и секретные документы. Донецкое СБУ захватывали трижды. Во всех этих случаях никто в толпу не стрелял.

А.П.: – Важно отметить, что среди толпы, действительно, было много простых людей – боевики находили среди них и прикрывались ими. Это была очень продуманная спецоперация. Более того, через дорогу был парк и гуляли матери с детскими колясками. Применение оружия в этой ситуации было невозможно. Вы думаете, что у меня не было дилеммы, применять ли силу? Была. Но нужно было делать все по закону и с учетом многих других факторов. Не нужно также забывать, что кровь ожидала РФ. Для них это был бы повод для вторжения тех частей, которые уже стояли на границе.

О.Ж.: – Кстати, штурм СБУ 6 апреля 2014 года лидерами сепаратистов не планировался. После того как Рельке призвал к вооруженному восстанию, был звонок из ФСБ – никакого восстания! Это называлось «мягкая баня», ведь другие регионы еще не были готовы к такому развитию событий...

В.Т.: – Путин, по информации разведки, сказал, что ему нужны были 10 областей Украины.

О.Ж.: – Да. И тогда по трем каналам от спецслужб РФ всем этим вожакам пришел приказ – выйти организовано в центре города Луганска около памятника Шевченко и пройти колонной. Все. Никаких захватов СБУ или других зданий. Мы, в свою очередь, приняли решение упомянутых вожаков арестовать, ведь они предоставляли информацию РФ о наших военных частях. Это не сепаратисты были, а изменники Родины, которые не просто выступили против официального Киева, а работали на врага, на оккупанта с целью отторжения части Украины в интересах РФ.

В.Т.: – Согласно некоторым материалам, 13 апреля 2014 года признается как вторжение в Украину российского ИГРУ и других российских спецслужб. Но я сам очень хорошо помню, что среди тех, кто попал в здание СБУ в Луганске, были военные, вовсе не похожие на дилетантов.

А.П.: – Российские спецслужбы работали в Украине до того. Но нужно также осознавать, что было много тех сотрудников СБУ, которые во времена Януковича вынуждены были выполнять приказ. Это касается, в частности, и МВД. Как следствие, когда сменилась власть, была очень неприятная ситуация – общество смотрело на СБУшников как на изменников, а они по сути такими не были, ведь далеко не все выполняли преступные приказы.

К сожалению, эту тему умело использовали именно пророссийские силы и российские спецслужбы. Все эти моменты нужно изучать и осознавать. Иногда хуже таких людей являются те, кто перекрашиваются под патриотов и при этом удачно вписываются в формулы российских провокаций. Нашим заданием было – стабилизировать ситуацию. В 2005 году я был назначен председателем Управления СБУ в Донецкой области сразу после помаранчевого Майдана. Очень была сложная ситуация, в частности с попыткой создания так называемой Донецко-Криворожской республики, но мы справились, ведь тогда к нам прислушивались наверху...

В.Т.: – То есть в 2014-ом наверху к вам не прислушивались?

А.П.: – Катастрофа, произошедшая в 2014 году в Украине, системная. Я могу сказать, что мы докладывали в Киев, что может произойти то, что потом реально произошло. Нам действительно нужна была поддержка, но мы ее так и не получили. Это касается в том числе и того периода, когда меня назначили председателем Штаба АТЦ по освобождению здания СБУ. Операцию по освобождению здания СБУ просто саботировали. Но это уже отдельная история.

Автор: Валентин ТОРБА, «День»

Оккупация Крыма и части Донбасса произошла не внезапно. Кремль ядовитыми кликами нащупывал возможность вторжения в течение двадцати лет, «развращая» украинскую вертикаль власти, спецслужбы и стражей порядка. 6 апреля 2014 года для Луганска и Донбасса стало переломным моментом, ведь в этот день было захвачено здание областного СБУ. Параллельно с этим в Донецке и Харькове пророссийские бандиты захватили другие административные здания.\nЭти события стали прологом к захвату Славянска, города, который фактически отвлек на себя основное внимание, в то время как российские силы окончательно укрепились по абсолютному большинству территории Донбасса.

По сей день продолжается спор между представителями СБУ и МВД о том, кто виноват в сдаче укрепленного монолитного здания Службы безопасности. МВД выдвигает версию, что СБУшники не подали своевременную заявку на охрану своего объекта и фактически подставили бойцов МВД. Часть толпы (привезенных протестующих) отделилась от общей массы на центральной площади и очень скоординировано пошла в обход через прокуратуру (это был тактический обман) к СБУ. Ранее пикеты здания СБУ происходили каждые выходные.

Но тот день был особенным, ведь за сутки были арестованы вожаки бандитов Карякин, Рельке и другие вместе с арсеналом оружия. Требование толпы – отпустить этих персон, хотя присутствующие в толпе часто даже не знали, о ком шла речь. Отдельный вопрос – почему ГАИ допустило массовый, организованный заезд автобусов в город? Могла ли милиция выделить более чем 70 бойцов для защиты СБУ и поддержания правопорядка на улицах Луганска, в то время как у упомянутого действа явно существовали режиссеры с большим влиянием и возможностями, в том числе и среди стражей порядка? Реально ли было в конце концов защитить здание СБУ силами личного состава и целесообразно ли было использовать оружие?

Стоит напомнить, что до окончательного доминирования российских бандитов в Луганске оставалось три недели, когда были захвачены другие ключевые административные здания. Три недели российские спецслужбы «нащупывали» поле действий для проведения так называемого референдума 11 мая, который до того планировалось провести 16 марта. Были ли события апреля фальстартом ФСБ? Такая версия звучит из уст представителей СБУ.

КАРИКАТУРА МАРЧИНА БОНДАРОВИЧА

Вопросов и к МВД, и в СБУ много. Ниже приведена небольшая часть беседы с тогдашним председателем СБУ в Луганской области Александром Петрулевичем и его первым заместителем Олегом Животовым, которые 6 апреля 2014 находились на рабочем месте и были взяты в заложники. Представители МВД, которые на то время возглавляли областную милицию, пока избегают официальных комментариев.

«Когда проходил пикет Луганской ОГА, наши бойцы охраняли именно это здание, – говорит экс-работник Луганского МВД, участник событий 6 апреля, на условиях анонимности. – До того мы несколько недель свозили мешки с песком в СБУ для укрепления. Но именно в тот день – 6 апреля – никакой заявки на оборону объекта СБУ не было. Когда толпа пошла на СБУ, милиция пошла вместе с ними, фактически догоняя их для поддержки правопорядка.

Это милиция, которую нам удалось срочно «насобирать» в тот день. Более того, есть информация, что тогдашний председатель ОГА Болотских спрашивал председателя СБУ Петрулевича относительно необходимости в дополнительной силе, на что получил отказ. Но эта информация требует проверки. 70 «срочников» выстроились у дверей СБУ и выдержали несколько натисков протестующих. Потом пошел газ, который по некоторой информации пустили из самого здания СБУ, и наши ребята вынуждены были прекратить оборону здания».

Те события должны стать поводом не только для тщательного анализа, но и для глубинных выводов. Сейчас время не для обвинений друг друга и тем более не для поиска «крайних», ведь причины беды, которая обрушилась на нашу страну, комплексные, они возникли не вчера. Не стоит забывать, что захваты админзданий происходили до того и в Киеве (Майдан), и во Львове, и в Ивано-Франковске. Конечно, целью протестующих в той ситуации не был развал страны, но они стали опасным прецедентом и «удачной» картинкой, которую на 200% использовали российские СМИ и спецслужбы.

Исследуя события того дня, который кардинально надломил ситуацию, можно прийти к трем основным выводам причин – почему произошла сначала сдача здания СБУ в Луганске, а в дальнейшем и части Донбасса. Первое – среди местных спецслужб, милиции и представителей власти львиная часть была носителем пророссийских взглядов, что в конечном итоге проявилось в дезертирстве, игнорировании приказов или даже откровенной игре на стороне врага.

Второе – официальный Киев проявил в той ситуации исключительную вялость и растерянность. В регионе чувствовалась безынициативность с самого верха, что доказывает игнорирование Киевом отчетов, требований предоставить подкрепление и тому подобное. Как будто в столице были еще и другие неотложные вопросы. Третье и основное – события 6 апреля не могли случиться без очевидного вмешательства российских спецслужб, участие которых и задокументировано, и доказано.

Действительно, противостояние агрессии РФ с самого начала должно было заключаться в войне спецслужб, а не армий. Но, к сожалению, мы до сих пор после двух лет потерь тысяч людей и земель путаемся в формальных определениях и правовых дефинициях – АТО или война, торговать или освобождать.


Калейдоскоп событий